Дольмены Болгарии. Хлябово

Продолжаем открывать для себя дольменную Болгарию. К большому удивлению, дольмены оказались здесь в немыслимом количестве и для почитателей этих живых святынь здесь точно будет большое количество желаемых маршрутов.
Сегодня побывали в окрестностях поселка Хлябово. По официальным данным на территории поселка находится наибольшее количество сохранившихся дольменов (более ста! ) не только в горах Сакар, но и во всей области их распространения – Странджа, Сакар и Восточные Родопы. Многие из этих дольменов были описаны братьями Шкорпилем и Георгием Бончевыми еще в конце XIX века, впоследствии были разрушены.
Очень приятно и радует наличие информационных табличек и указателей о дольменах на трассах, дорогах, тропах.
Что интересно, именно здесь в Болгарии, часто встречаем двухкамерные дольмены. После диалога с мудрецом этого дольмена (см.ниже) стало понятно почему он двухкамерный. Они заходили в него парой или семьей. И такие здесь встречаются часто.
На видео дольмен над долиной реки Соколица, недалеко от пос. Хлябово. Координаты 

 
Татьяна Мадисон
 
– Вы удивляетесь, что мы вместе? А ведь должны бы догадаться, что вместе – значит, быть вместе в одной мысли. Это примерно также как в одной лодке плыть. Коллективной мыслью это «вместе» называется.
– Хорошо слышать про это!
– Можно и начать думать вместе: сесть рядышком, улыбнуться друг другу и начать думать о едином. Можно не договариваться, о чём думать конкретно. Просто думать, поддерживая мысль другого. Но только думать, а не «гулять» везде и не думать вообще.
– Можно наслаждаться?
– Конечно. Коллективно быстрее научитесь мыслить.
– Вот в чём задача?
– Это первая задача. Попытки можно делать везде, где есть приятное вам лоно природы
 
 
 
– Мы – семья.
– Как семья?!
– Мы семья и вы тоже будете одной семьёй, когда проснётесь и ваша осознанность подарит вам понимание настоящей семьи.
– Сейчас семья насколько процентов существует?
– В мире, настоящем мире семья – коллектив, где никто не спорит, не зломыслит и не злословит. Есть такие?
– Гмм… Ответ понятен. Что же делать?
– Представлять семью по-настоящему. Удручающий образ «перерисовать», из-ОБРАЗ-ив всех членов семьи, словно в младенческом возрасте. Там всё чисто.
– С нуля всё начать?
– С начала.
 
 
 
 
– Практику дети проходят.
– Какую практику?
– Практику жизни. Они потихоньку, про себя, молча перерисовывают программы, которые вы заложили в них. Они им не очень нужны.
– Что, совсем всё негодное?
– Им ваши программы уже не пригодятся. Они найдут свои пути и решения, если вы им не будете мешать.
– А в чём мы детям мешаем?
– В мыслях.
– Думаем о них, что они ничего не понимают и мало что умеют?
– Это только цветочки. Думайте о них так, чтобы даже в мыслях их глаза засверкали, задвигались нежно руки, превращая их из существа с опущенными руками в прекрасных сильных и гордых лебедей. Тогда они такими и станут!
 
 
 
– Герои!
– Кто?
– Дети – герои. Они не смеют вам сказать о своём, а вы их не спрашиваете. Им непросто молчать, но они делают это ради вас.
– О чём мы должны у них спросить?
– Спросить можно, когда знаешь, у кого спрашиваешь. У младших спрашивают о жизни.
– Как дальше жить?
– Как день этот прожить, чтобы следующий стал значимым днём.
– Наверно, каждый день значимым должен быть.
– Должен. Но этот день, в пустоте проведённый, можно ли назвать значимым?
– Нет.
– Вот и спроси у дитя о жизни. Он тебе с ходу скажет о том, что значимо для него, а, значит, и для тебя.
 
– Хорошо, что вы вместе собрались. Но кое-что позабыли.
– Что?
– Разум. Мы знали, что про него мало кто из вас будет вспоминать.
– Да… Мы его не знаем, потому и не вспоминаем.
– Когда вас много, разум можно почувствовать.
– Неужели?!
– Люди специально собрались вместе, чтобы побыть рядышком. Одели чистые одежды. Все знают место и время. Есть понимание: вы должны вместе что-то понять, что-то важное, что в других условиях не понимается никак.
– Да, так всё и было.
– Теперь пришло время и о разуме вспомнить. Соберитесь, каждый из вас пусть в мыслях соберётся вместе, и подумает о разуме. Вы его почувствуете. Вам будет хорошо и ясно. Голова станет яснеть от чистых мыслей. Вас будет много. Вы его почувствуете!..
 
 
 
– Будучи на Земле, стоя на ней двумя ногами, можно вещее говорить.
– Мы разве не стоим?
– У вас есть такое выражение «Быть в подвешенном состоянии». Его можно соотнести с большинством населения земного шара. К сожалению, люди не ощутили почвы под ногами.
– Почва – нечто большее, чем нам представляется?
– Людям представляется, что если они будут ездить на машинах, мчаться на поездах и летать на самолётах, то они будут счастливы. Однако именно в этом способе передвижения случается огромное количество несчастных случаев. Вдумайтесь: несчастных, а не счастливых!..
– А мы не вдумываемся и в очередной раз бежим наперегонки ради того, чтобы купить средство передвижения!.. Странно, что желания купить поезд или самолёт для передвижения нет.
– Встань на почву, человек! Почувствуй то, что дано и то, что объединяет всех людей.
– Почва?!
– Она одна на всех.
– А почему вещее можно говорить, стоя на Земле?
– Потому что можно понимать всех, кто живёт на этой планете. Земля – центр Вселенной. Из центра видно всех. И даже солнце пойдёт вслед за центром, если понадобится. Это и есть вещее!
 
– Перед вами черта, рубикон. Вы подошли к черте. Кто позволит себе войти в прекрасное, тот не вернётся в этот мир.
– Звучит неожиданно, но понятно: рубикон показывает точку невозврата. Его вообще не может быть – об этом речь?
– Об этом.
– Значит, надо переходить в прекрасное? Хотела сказать «Не задумываясь», но поняла, что только не в этом случае.
– Потому к рубикону готова.
– Вот как?!
– Прекрасное содержит в себе гармонию. Её надо создавать. Никто за человека этого делать не будет. Потому прошлые надежды на то, что кто-то возьмёт за руку и поведёт в сказочный мир, ничем не обоснованы и их придётся позабыть навсегда.
– Сказка своими руками или безтолковая жизнь. Выбор за нами.
– Дети уже переходят. Они смелы! Потому у них нет врагов, как у взрослых
 
Диалоги записала Ирина Киселева, июнь 2022
 
Поделитесь этой статьей со своими друзьями в соц.сетях

Залишити коментар